September 14th, 2020

Mann

Киноавокадо

Collapse )

Когда моему старшему сыну стукнуло 10 лет, миру был представлен очередной киношедевр - Inglourious Basterds. Много я о нем слышал но посмотреть всё как-то руки не доходили.
Давеча мой старшенький, сдав сессию и разобравшись с "академическими хвостами", заехал ко мне в гости и настоятельно рекомендовал закрыть и этот "хвост".

Посмотрели с ним вместе.
Теперь и я приобщился к этому знаменитому шедевру.

Хм. Наверное, не для меня шедевры писаны. Если во всем фильме о Второй Мировой войне меня затрагивает только образ фельдфебеля, погибающего под битой но не сдающего товарищей, то фильм получился о чём-то неправильном.

А все эти искрометные диалоги на нескольких языках, тонкие ссылки на мемы минувших времён и безукоризненный стиль в одежде и манерах - да этого дерьма у меня и тут в ЖЖ полно. Что с того толку? Не в том главное.

****

И еще у меня странное впечатление. Как бы его описать ... Тарантино много раз снимал увечья и смерти. Но то ли он до сих пор не понял, что это такое, то ли не считает зрителя достойным беседы на эту тему. Говорят, он очень умён, так что первый вариант маловероятен: но второй несколько оскорбителен. Так что я не знаю что и думать: наверное правильным будет вовсе не думать об этом.
Mann

Парадоксы толерантности здорового человека

Завершились выборы бургомистра (точнее: обербургомистра) г. Дюссельдорф, столицы федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия. Вернее сказать: теперь ясно, что завершен лишь первый тур выборов.

Нынешний городской голова, господин Гайзель (социал-демократическая партия), 26,27%, заметно отстает от основного конкурента господина Келлера (христианские демократы, правящая в стране партия) с его 34,15%. Но и Келлер не набрал необходимой квоты (более половины голосов), так что выборы выходят на новый круг.

Томас Гайзель, ранее работавший юристом в Рургазе, выиграл выборы обербургомистра в 2014 году примерно в той же ситуации: заняв второе место, он во втором туре обошел конкурента из ХДС, так как его партия традиционно договорилась о поддержке со стороны "зеленых" и прочих леваков. С этого момента он проводит в городе "зеленую", "розовую" (то есть умеренно красную) и "радужную" политику.
Он ограничивает возможности проезда и парковки частного автотранспорта в городе, выделяет на дорогах полосы для общественного транспорта и машин со многими пассажирами, добился проведения в Дюссельдорфе этапа велогонки Тур-де-Франс (это входит в его программу развития велотранспорта в городе). Также он идет навстречу различным меньшинствам: например, благоволит еврейской и православной общинам города.
Во время своей предвыборной кампании он обратился к жителям города на многих языках.


(Русский стоит первым, перед английским. Да, это для нас тут типично)

Скорее всего, в этом году он снова выиграет выборы за счет коалиции с теми кандидатами, чьи результаты не позволяют выйти во второй тур (например "зеленые": 17%)
Но почему же он, после шести лет правления, не смог одержать убедительной победы?
Неужели его слова о том, как сделать город домом для разных, пусть и не похожих друг для друга людей, оказались никому не нужны? И толерантность не нужна Дюссельдорфу?
Или голоса разнообразных общин оказались слишком малочисленны?

****

Парадокс ситуации в том, что жители Дюссельдорфа при этом довольно толерантны и считают это несомненно важным.
Это не просто провозглашается - это действительно одна из основ здешней жизни. Русский из Казахстана, франкофон из Камеруна, гомосексуалист или вегетарианец и прочие евреи и велосипедисты - чувствуют себя в этом городе как дома.
Но именно поэтому многие из них говорят: "Не надо бороться за моё равноправие, оно у меня и так есть: ты лучше городом управляй как надо!"
Люди хотят жить в городе в котором не подскочило время, проводимое в пробках (за время правления Т. Гайзеля город вышел в лидеры по стране в этом непочётном зачёте);
в котором очереди к врачам экстренной помощи не измеряются часами;
в котором , возможно, проводятся велогонки, но не так, чтобы целые кварталы были изолированы так что даже социальным службам в них не попасть (трасса гонок делала петлю и жители внутри петли целый день были в абсолютной изоляции);
И, кстати , чтобы велогонщики не разбивались на этих гонках: во время дюссельдорфского этапа несколько гонщиков получили увечья из-за безобразного состояния дорог на трассе
И чтобы перевод трафика на общественный транспорт шел посредством улучшения этого транспорта а не за счет создания проблем автомобилистам

и так далее и тому подобное. А толерантность - штука отличная, но она у нас есть и без тебя: занялся бы ты, товарищ, реальным делом!

То есть: товарищ многое сделал для того, чтобы "новые граждане" чувствовали себя здесь как дома. Даже если для этого приходится отвлечься от дорог, школ и больниц.
Он этого добился, мы чувствуем себя как дома (а может и не он, и без него само получилось): но почему-то нам, как и "старым гражданам", тоже нужны дороги, школы и больницы. А вот с борьбой за наши права можно уже завязывать - никто против них давно не борется.

***

P. S. К моменту об особо теплых отношениях Томаса Гайзеля с велосипедным спортом/транспортом и еврейской общиной: если Гайзеля снова выберут - а всё к тому идет - то виноваты в этом окажутся , как в старом анекдоте, "евреи и велосипедисты"